Вредные таланты

Еще на первом курсе мой друг Кирилл неустанно повторял одну фразу:
“Строитель — строит,
Врач — лечит,
Певец — поет,
Кремко — Кремко!”

В нашем мире нет людей способных навредить нам больше, чем мы сами. В каждом из нас скрыты возможности по самоуничтожению, и эту “красную кнопку” мы называем по-разному: “благие намерения”, “народные средства”, “самоучитель по электрике”, “я разок прыгну”.

Мы все: особенно люди советской реальности, невероятно талантливы. У нас за спиной багаж знаний, на основе которого европейцы издают книги на тему “выжить любой ценой”. То, что вызывает страх и недоумение цивилизованных европейских глаз, для белорусской девчонки —  утренняя разминка.

Признайтесь, когда в последний раз вы обращались к врачу, после того, как заболели или ушиблись? Что вы! Пока целы наши пальцы и  жив интернет провайдер, мы будет насиловать Яндекс, чтобы узнать “Что делать при открытом переломе?” — пописать на тряпочку или приложить подорожник? Наше доверие к людям в белых халатах уже давно заменила уверенность, что дипломы врачей они выиграли в лотерею.

Я помню, как 3 года назад после травмы колена я не вылазила с сайтов, пытаясь самостоятельно определить свой диагноз. Мнения доморощенных врачей расходились. Один Айболит сразу предложил мне поменять ногу на новую и скинул ссылку на новинки робототехники, другая добрая душа назвала все это пустяком и посоветовала побольше бегать (в гипсе!!!), чтобы разработать мобильность сустава В общем потоке информационного шлака неожиданно возник робкий голос… Кажется, с той стороны на меня смотрели добрые хирургические глаза. Глаза спросили: “А вы не хотите обратиться к врачу? Нам же ваc потом лечить от последствий.” В тот момент это отлично продезинфицировало мой мозг… Жаль, что не на долго.

“…
Певец — поет,
Кремко — Кремко!”

На днях я сломала телефон. Нет… “сломала”, это неправильно слово. Нет в нем емкости и даже грамма правды. На днях я расхерачила свой телефон! Вот… теперь немного поточнее. Причем все это милое безобразие происходило под развивающимися знаменами добрых намерений.

В какой-то момент телефон начал капризничать. В нем есть пипка для зарядного устройства. Так вот пипка в какой-то момент чисто по-женски призналась,что старое зарядное ей больше не нравится и их дальнейший союз более не возможен. Телефон перестал заряжаться. При этом пипка (опять же чисто по-женски) не могла отказать однозначно, она ломалась, словно кокетничая со штекером. Мой телефон от таких страстей сигналил и вибрировал, отвлекая меня от работы.

Вообще-то я по профессии добрый человек, а по натуре инженер. Поэтому сразу решила, что нести телефон в ремонт — это пошло. А для семейного бюджета куда экономичнее, если я окажусь инженером по электронике. И понеслась! Медленным движением… ножа… я решила подогнуть какой-нить из контактов в пипке, чтобы уменьшить ее строптивость. Нож, призванный быть нежным скальпелем в этой непростой операции, неожиданно стал орудием убийства. В пипке что-то нехорошо хрустнуло. Теперь уже штекер не под каким углом не хотел вставляться в пипку. Их счастливой семейной жизни пришел конец… или Кремко. Но я не остановилась на достигнутом и решила вернуть все в прежнее состояние: немного капризное, но все же рабочее.

На следующий день я с утра была в офисе по ремонту. Тарас — милый парень, разговаривающий на языке чисел и компьютерных терминов, с улыбкой взял в руки мой телефон. “Ты что, обалдела?” — вырвался из под слоя технического сленга человеческий крик. — “Что мне с ним делать?” Починить=)

ЗЫ: благодаря мне мой телефон должен познакомиться с английскими запчастями.  Они прибудут скоро… всего через неделю. И, если посчастливится, то даже подойдут.  Запомните, а лучше запишите!

“Строитель — строит,
Врач — лечит,
Певец — поет,
Вы — будьте собой!”