Умчи меня олень в страну «Хотению»

Меня недавно в городе чуть не переехал олень… на велосипеде. Вот теперь самое время забыть, что в Чехии разрешено курить травку, иначе мой рассказ похож на странные фантазии торчка-зоолога.

Был себе обычный пражский вечер. Я шлепала сандалиями на остановку, уставшая после вечерней тренировки. Где-то вдали звучала приятная музыка в стиле диско, под которую я так удачно пару раз вильнула попцом. Переползая дорогу в неположенном месте, сначала посмотрела налево, потом вправо (как учила в детстве мама) на предмет беспощадного трамвая. Где-то на середине проезжей части словила себя на мысли, что звуки уже знакомой диско-музыки стремительно приближаются. Я еще раз обернулась вправо и замерла на месте…

Из глубины ночи на меня выехал ОЛЕНЬ на велосипеде. “Ну вот,” — подумала я, — “а говорят, что при горячке белочки приходят”. В моей горячке меня ждал куда более интересный пушистик. Олень был мужчиной. Это было сложно не заметить. Его обнаженный накачанный торс играл мышцами при свете уличных фонарей. Нижняя часть моей галлюцинации была плотно упакована в черные кожаные штаны и выглядела тоже вполне себе упруго. Из первичных оленьих признаков была огромная голова с ветвистыми рогами. В голову были удачно вмонтированы окошки-глаза, в которых жила цветомузыка. Олень вез на своих плечах колонку на лямках, из которой на улицы Праги неслись поподвигательные мотивы. Наверное, коварная колонка его перевешивала, поэтому на велосипеде олень передвигался странно: он ехал, отталкиваясь от земли левым копытом  46-го размера, со скоростью 3 км/ч. Я стояла, не в силах пошевелиться. Попасть под колеса красавца-оленя, сексуального, как Бандерос, и дерзкого, как Мик Джагер, означало стать знаменитой. Уже завтра первые полосы пражских газет будут пестреть моими фотографиями, где я в какой-нибудь эффектной позе лежу на асфальте, а олень склонился надо мной, чтобы сделать искусственное дыхание.

Заманчиво, что тут скажешь… И тут я заметила четкую надпись на оленьей колонке: “Life is porno!” Это сильно меняло заголовки в предполагаемых завтрашних газетах. “Сексуальные утехи с оленями в центре города” — это найбезобиднейшее из ожиданий, и я сделала шаг на тротуар, в сторону от неминуемой славы. Судя по внешнему виду “пушистика”, девиз на колонке совпадал с его жизненным кредо. Олень был и немецким сантехником, и грозным полицейским, и газонокосильщиком в одном флаконе. Одним словом, крайне опытным разнорабочим.

ЗЫ: вопрос: “Что случилось с автором детской песни, написавшим эти строки?”

Со мной лесной олень, по моему хотенью,
И мчит меня олень в свою страну оленью,
Где сосны рвутся в небо, где быль живет и небыль,
Он мчит меня туда леcной олень”