1000 км на велосипеде. Прага – Брест ч.2

Всю ночь дубасил дождь. Пару раз, в моменты особенного буйства природы, я просыпался и думал: “Ничего, к утру дождь утихомирится и я сухой и нарядный поеду покорять горы.”
Ничего не закончилось. Оправдав желание полежать еще немного в теплом спальнике тем, что я пережидаю дождь, долежал до самого времени выезда. Погода так и не пожелала меняться.
Заряд бодрости от ледяной воды горного ручья и зависшим в воздухе полным противоречием народной мудрости «май — штаны сымай!», спровоцировали  экстренные сборы.
И сразу для разминки 6 км в гору на 450 метров вверх. Эти километры растянулись на полтора часа. За это время, шлепая педалями, как на катамаране,  по смеси камней, глины и листьев, оставшихся еще с прошлой осени, я совсем забыл, что хотел ехать сухой и нарядный. Я ехал мокрый и горбатый. Заплечный рюкзак под дождевым плащом из любого мачо сделает квазимоду. На меня даже собаки не лаяли. Сочувственно провожали взглядом из будок.
Завтрак под дождем готовить было совсем неинтересно. И для поддержания сил я съел пучок редиски, которая сама собой помылась.
Наверху началось самое интересное. Как только подъем закончился, а с ним и лес, я уже насочинял себе разгон по верхнему плато и спуск. Но скорость не изменилась. Облака двигались с бешеной скоростью, дождь летел параллельно земле. Прямо в левый глаз, под 45 градусов к дороге. Я натянул капюшон на пол лица и смотрел на мир только одним глазом. Ураганный ветер гнул к земле одинокие деревья, а меня порывами просто скидывал с дороги. Ехать приходилось под наклоном к горизонту.

До обеда я проехал вместо запланированных 60 км всего 20, но по ощущениям все 100.
Уплетая за обе щеки горячий суп, я решил нагнать после обеда расстояние. Инициатива наказуема. Забегу вперед и расскажу, что за 12 часов пути я проехал всего 60 км. И чем выше были горы, тем сильнее ветер и чаще встречались поваленные деревья.
rain

Немного о ветре и дожде.
Эти двое работают сообща. Как банда. Сначала валят деревья на моем пути. Типа, так, припугнуть. Потом ветер хитро заливает дождь снизу вверх под одежду. Потом порывами  скидывает с дороги. А еще злобно гудит где-то над головой. В один прекрасный момент ветром порвало дождевой плащ на составляющие. Две половинки и отдельно развевающаяся молния. Теперь я похож в движении на бэтмэна, прыгнувшего с крыши. Редкие прохожие провожают меня завистливым взглядом. Эффектно, но пользы меньше, чем от итальянской одежды. Обвязал растяжкой вокруг пояса. Теперь никакой я не бэтмэн. Скорее заблудившийся дачник )).

Кстати, слава водонепроницаемым телефонам. Без этого было бы гораздо сложнее ориентироваться на местности. Особенно в непогоду. Но стоит помнить, что мокрый сенсорный экран не работает.

Вечером я добрался до городка Опава, что рядом с польской границей. Красивый городок. Для себя я твердо решил, что обязательно вернусь посмотреть, а пока я добрался до кемпа (который к моему счастью был открыт) и, постояв под теплым душем, запрыгнул в спальник.

Вместо пограничной полосы между Польшей и Чехией растет какая-то злачная культура. Может посоветовать белорусским пограничникам засаживать всю погранполосу картошкой? У них же там все перепахано, а какие площади пропадают зря! И нарушителей можно будет уже за дело наказывать- потоптал урожай.
flood oder

Польша отличается сразу. В первом же поселении. Во-первых сразу же теряется однородная стилистика в застройке. Редко можно встретить уютные вписанные в ландшафт домики. Скорее выглядит как «я его лепила из того что было». Уютные деревушки сменились разрозненно стоящими друг от друга хуторами.

В более крупных городах (типа Raciborz или Rybnik) холмистый ландшафт портили своей серостью районы панелек. А еще периодически встречаются разные производства, огороженные колючей проволокой. Видимо, там и работают жители хрущевок. Замков на горах совсем не стало, да и монументальные костелы сменились маленькими капличками. И даже несмотря на воскресенье все что-то делают,  в полях и на участках кипит жизнь.

Катовице оставили меня в крайне смешанных чувствах. Окраины города — обшарпанные небезопасные районы, полные стремных личностей в кепках с выражением лица “а ну сюда иди-ка”, попивающих пиво на лавочках и просто на дороге.
Центр города — как будто первый год после войны. Все перекопано, некоторые здания на реставрации, посреди города строится большой стадион. Хотя мне казалось, что чемпионат Европы давным давно прошел в 2012 году.
katiwice centrum

Я нашел на карте кемп севернее Катовиц и двинул туда. Навигатор проложил мне короткий маршрут, как оказалось через территории прилегающие к химзаводу. С еще более живописными отпрысками хрущевского функционализма и свалкой строительных отходов. Я давил на педали что было сил, забрызгивая себя и окружающие пространство грязью. По этому поводу я скачал и запустил по кругу в плейере «В рабочих кварталах» ДДТ. Песня очень точно подчеркивала атмосферу.
Когда в один момент я вырвался из этого счастья в городской парк, цветущий и благоухающий, в награду за 15 километров пути по Катовицам закончился дождь и выглянуло солнце.

Судя по метровой траве, кемпинг оказался закрыт, точнее заколочен на зиму. А после рейдов по свалке так хотелось попасть в душ. К слову, в Польше я так ни разу в кемп и не заселился. В доме неподалеку я попросил воды. Но то ли у меня вид такой жалкий после 3х дней непрерывного дождя, то ли что, хозяйка меня приглашала на ужин, а муж предлагал подвезти на машине куда мне надо.
Я обошелся водой и уехал ночевать в лес. Тем более, небо очитилось и можно было посмотреть наконец закат.

Утром я проснулся так, как будто меня били всю ночь. Я затек весь. Пришлось долго разминаться и трещать суставами на восходящее солнце чтобы прийти в себя. Оказалось, я пробил где-то пенку. Пришлось заехать в Декатлон.

Встретил дедулю на велосипеде. Следующие 50 км мы ехали вместе. Пану Витеку 72 года! И начал он кататься только в 65. И гоняет по 100 км в день.  Очень неплохо для человека на восьмом десятке.
Он признался, что обязан велосипеду здоровьем. И рассказал, что в 65 лет ему было трудно завязать шнурки из-за живота. Глядя на него сейчас я даже представить не могу, что у этого человека были проблемы с лишним весом и соответственно с сердцем. Когда настала пора разъезжаться, мы еще с полчаса беседовали на перекрестке.
Мое уважение и восхищение пану Витеку.

Всю дорогу меня радовали и приятно поражали хозяйственность поляков и ухоженность каждого квадратного метра земли. Как-то в один момент резко закончилась промышленная зона и остались живописнейшие холмы с аккуратно возделанными ровными прямоугольниками полей. Я и раньше замечал, что в Польше за городом только что асфальт не засеян. Даже на обочине колосится рожь.
На каждом доме обязательно висит баннер с незамысловатым дизайном о том, что хозяева этого дома умеют делать.  Выделил несколько самых популярных видов бизнеса:
— замена колес
— услуги трактора
— погребальные услуги

Кемпов в Польше нет. А если и есть то они закрыты. В городке Pinczow (Пинчув) кемп оказался уже 2 года как на реконструкции.
Облаянный собаками уже в сумерках я поехал в сосновый лес, что виднелся на горизонте. О чем не пожалел. Воздух сухой и свежий, с ярко выраженным ароматом хвои. Даже голова немного закружилась.
polska pole

Как мало надо человеку для счастья. Добавить всего 10 градусов к температуре воздуха. Леса сменялись бесконечными полями, я даже расслабился и перестал ожидать подвоха. А зря. Гравийная дорога по лесу закончилась сразу и неожиданно. Кучей песка.
Должен отметить, что чешский лес — детское редколесье по сравнению с польским. С северной стороны Крконош это уже не просто лес, а непроходимая чаща. Я вспомнил, что видел некоторый промежуток в кустах метров за 300 до конца дороги. Так и получилось. Это оказалась дорога, точнее направление, которое, судя по его виду и состоянию в последний раз использовали партизаны во вторую мировую. Пилить 15 км назад и объезжать по трассе совсем не хотелось и я решился поиграть в партизан. Часа 2 я толкал велосипед по песку обходя лужи и болотца. Нарвался на стоящий посреди леса хутор. Ни на одной карте не обозначенный. Может это бывшая секретная ставка Пилсудского?

Через еще километров 5 я набрел на старую мощеную крупным булыжником дорогу. Сначала обрадовался твердой поверхности, но потом быстро в дифирамбах воспел вязкий песок —  ехать по брусчатке почти невозможно, идти в контактных ботинках по камням — как на каблуках по брусчатке.

Никто не ценит асфальт так как я в тот момент. Когда наконец доковылял до твердой поверхности, я был готов целовать это серое вещество взасос.

Продолжение следует…

первая часть здесь